Читать бесплатно сказки онлайн. Скачивайте текста детям на ночь

Толстый Колькет (Хантыйская) — Сказка народов России


Толстый Колькет (хантыйская сказка)


Толстый КолькетЖил в тайге, с отцом и матерью, Толстый Колькет. Лет парню совсем немного, а толстым стал.
Ничего Колькет не делал — ничего и не умел. Отец с матерью за него всё делали.
Вот наступает раннее утро. Чуть розовеет заря над урманом. Еще не видно за лесом и краешка солнца. Но в таёжке навстречу заре запела первая птичка, где-то в ветвях зашевелилась кедровка, вспомнила про кедровые шишки — скоро надо лететь за орехами. Пробежал хлопотун бурундучок, выглянула из дупла пушистая белка. Всё потянулось навстречу утру.
Проснулся отец Колькета — рыбак и охотник. Надо в обласок садиться, ехать сети смотреть. Рыбу на завтрак домой принести.
Взял отец весло, подошёл к Колькету:
— Вставай, сынок. За рыбой пойдём. Поможешь сеть вытаскивать…
Отмахнулся Колькет. На другой бок повернулся, опять заснул.
Покачал головой отец, ничего не сказал. Пошёл один к лодке. Поехал сети выбирать.
Проснулась мать Колькета. Надо дров собрать, огонь развести, пищу готовить. Надо красной брусники набрать. С чаем сладкой ягоды поесть. Зовет мать с собой Колькета, будит его.
Махнул только рукой Колькет. Вниз лицом лёг — не мешай спать!
Вздохнула мать, ничего не сказала. Взяла топор, за дровами пошла. Нарубила сухих дров, принесла к очагу. Потом корзинку из тальника плетеную взяла, пошла бруснику собирать.
Поляна ягодами усыпана. На кочках и рядом — полно брусники, собирай только. Полную корзину набрала, домой принесла.
Развела огонь в очаге, воду в котле греть поставила. Смотрит — отец Колькета идёт. Полную сетку рыбы несёт. Налимов больших, язей жирных.
Солнце взошло. Заиграла, запела тайга. А Колькет всё спит, похрапывает. С боку на бок поворачивается.
Отец с матерью рыбы начистили, уху стали варить.
Ветерок подул — дымком потянуло.
Хоть и спит Колькет, а нос рыбу чует. Щекочет нос Колькету рыбный запах. Открыл Колькет один глаз, потянулся, потом другой глаз открыл. Протер глаза кулаками. Сел.
— Уха готова? — спросил.
Мать ложкой зачерпнула ухи, попробовала — хороша уха, наваристая! Колькет, с боку на бок переваливаясь, к реке пошёл. Кое-как поскорее умылся, рукавом утерся, к котлу заторопился.
Вокруг котелка все сели. Мать хлеба нарезала. Колькет раньше всех самую большую ложку выбрал, потолще кусок хлеба взял, первым уху с куском рыбы зачерпнул.
Сидит, за обе щеки уплетает, живот поглаживает — чтобы больше вошло.
Наелся до отвала, устал даже ложкой махать. Решил Колькет: отдохнуть надо! Лег под сосной, руки раскинул. А глаза сами закрылись.
Так и шёл день за днём. Поест Кольнет, отдохнуть ляжет. Жиру еще прибавится. Стал Колькет словно гусь осенью.
Шёл как-то мимо их дома старик, увидел Толстого Колькета, подивился. Отца с матерью спрашивает:
— Почему он у вас такой?
Мать с отцом признались:
— Не знаем, что с ним делать…
Старик им сказал:
— Я вас научу.
Отвел отца с матерью в сторону, сказал им какие-то слова. Какие — никто не слыхал. Потом ушёл тот старик.
Тут отец стал невод собирать, с сушильных кольев снимать, говорит:
— Пойдём, мать, рыбу неводить. Пойдём, Колькет, и ты с нами. Будешь помогать невод тянуть.
Взяли на плечо невод. А Колькет глаза прищурил, будто не слышит, лежит. Охота ему в воду лезть?!
Отец с матерью дожидаться не стали, к берегу, на песчаные отмели пошли. А Колькет опять к котелку, к корзинке с ягодой потянулся.
Мать с отцом только до первого борка дошли — навстречу им медведица с медвежонком. Медвежонок лапу к груди прижимает, идёт скулит.
Медведица к отцу с матерью его подвела, на лапу медвежонка показывает.
Малыш лапу щепкой занозил! Болит лапа.
Тут отец невод отложил на траву, взял лапу медвежонка, выдернул занозу.
Медвежонок от радости заплясал даже. Пляшет, лапами машет. А медведица кланяется. Спасибо говорит.
Пошли рыбаки дальше, спустились на пески. Раскинули невод, в реку отец по грудь зашёл, мать помельче, ближе к берегу. Идут, тянут невод. Тяжело им. Десять, двадцать шагов идут. Стала рыба попадаться. Верхняя бечева вздрагивает, рыба в невод ударяет.
Видит медведица — тяжело людям, помочь надо, — тоже на отмель пришла. В воду полезла, взялась за палку, невод сразу быстрей пошёл. Людям легче стало. А медвежонок на берегу бегает, веселится.
Стали все вместе невод на пески выбирать, а в нем рыбы набралось — вдвоём зараз и не донести бы! Сложили рыбу в мешки. Один медведица в охапку взяла, к дому понесла.
Медвежонок впереди бежит, переваливается. Подошёл к дому, видит — Колькет у котелка сидит, уху уплетает, живот разглаживает. Медвежонок носом потянул, вкусно!
К Колькету подошёл, лапу протягивает:
— Дай рыбы немножко. Или брусники дай.
А Колькет размахнулся и ложкой ударил медвежонка по носу. Заплакал медвежонок, в сторону отбежал. А Колькет взялся за бруснику. Всё лицо измазал, торопится ест.
Тут рыбаки подошли. Отец с матерью медведице с медвежонком рыбы полную корзину наложили, в лес проводили.
А Колькет им вслед кулак показал.
— Зачем у меня рыбу отняли? Сам бы съел!
Тут скоро ночь наступила. Мать костёр разожгла. Рыбы на вертелах нажарила. Еще поел Колькет, сколько мог, спать лег. Всю ночь на одном боку пролежал, ни одного сна не видел.
Солнце высоко поднялось, проснулся Колькет. Живот погладил — в животе пусто. Надо поесть!
Посмотрел кругом — ни отца, ни матери нет. Позвал — никто не отзывается. Он кричать стал, на ноги встал, вокруг дома побегал — никого нет. Сел Колькет — думать стал.
— Отец, поди, за рыбой уплыл, мать дрова собирать пошла. Подожду — придут. Поем пока. — Он за котелок взялся — котелок пустой. Плохо, думает Колькет. Пригорюнился.
Лежит под кустом черемухи скучный. Над ним ветви, ягодами усыпанные. Хоть и лень Колькету, а решил руку протянуть, ягоду сорвать.
Но черёмуха ветви от него в сторону отвела, не даёт сорвать ягоды.

А время идёт. Есть Колькету хочется. Посмотрел он на берег — одного обласка нет, другой здесь.
Тут он надумал: отец с матерью шишки кедровые бить пошли. Набьют, сладкие орехи сами съедят. Мерещится ему — сидят мать с отцом среди кедров, орехи щёлкают.
Тут решил он: поплыву к ним, где кедровый бор, найду их, буду орехи есть. Схватил Колькет весло, обласок на воду столкнул, сел кое-как, чуть лодку не перевернул, чуть в воду не упал. Сидит, думает: зачем мне, как отцу, широкой стороной весла грести, силу тратить? Буду рукоятью грести, так легче будет.
Взялся Колькет за весло с другого конца. Рукоятью, как ножом, воду режет. Лодка его не слушается, вертится, к кедровому бору не плывёт. Подхватила Колькета река, понесла по течению в другую сторону. Скоро за поворотом скрылся дом из виду.
Испугался Колькет, кричать стал. А кто услышит? Тайга кругом. Наконец, сообразил Колькет: надо к берегу прибиваться. Повернул он весло как надо, стал сильней грести.
Направил лодку поперёк течения. Лодка послушней стала.
* * *
К берегу пристал Колькет, поднялся. Обласок на берег вытащил.
Сел на берегу, оглядывается — кругом тайга. Кедры широко ветви раскинули, в них кедровые шишки спрятали.
Сосны вершинами к небу поднялись, шумят, говорят о чём-то друг с другом. А под ними — заросли цветов таёжных — саранок.
Колькет хотел дальше пройти, запутался в траве, упал. Рассердился парень, схватил весло, начал цветы сбивать. А они все тесней сближаются.
Тут погода стала хмуриться. Ветер подул. Сильней зашумели сосны и кедры. Солнце на закат пошло. Из глуби тайги ночь стала подступать. Всё вокруг потемнело.
Озирается Колькет. Что делать? Как ночевать буду?
Смотрит Колькет — в одной большой сосне дупло. Туда хотел спрятаться — побоялся. Вдруг там есть кто-нибудь?
Тут совсем темно стало. Тайга шумит. Прижался к сосне Колькет. Страшно ему. Мерещится — злой дух к нему подкрадывается, лапами машет, схватить Колькета хочет.
Колькет покрепче весло сжал рукой. Размахнулся, ударил с разбегу. Весло по ветвям ближней ёлки прошло. Никакого лешего!
Чуть успокоился Колькет, смотрит — огни засветились, зелёными кошачьими глазами играют. «Рысь! — подумал Колькет. — Сейчас съест меня. Выручай меня, весло!» Опять разбежался, ударил веслом по огонькам. Огоньки потухли, а гнилушка-пень рассыпался.
Вздохнул Колькет, холодный пот со лба вытер. Только оглянулся, а вокруг него повсюду огоньки голубым светом горят, двигаются. Стал Колькет веслом размахивать, за огнями гоняться.
Думает, звери его окружают. А это светлячки оказались!
Устал Колькет, и боязно ему. Как быть? Хоть и страшно — полез в дупло.
Утром пробудился. Смотрит — светло, солнце высоко поднялось. Вылез Колькет из дупла.
Тут увидел он — кругом кедровые шишки нападали. Стал он их собирать. Есть охота, начал орехи щелкать. Наелся немножко, страх наполовину прошел.
Только сел Колькет — налетели на него комары. Один больнее другого кусает. Сколько руками ни махал, не мог отбиться: заплакал с горя. «Съедят меня комары», — подумал.
Вдруг слышит Колькет голос. Поднял голову. Видит — тот старик к нему идет.
— Что горюешь, парень? — спрашивает.
— Комары заели, — отвечает Колькет.
— Ну, это небольшая беда, — говорит старик. — Ты костёр разведи, дым комаров отгонит.
— Где огонь возьму? — Колькет спрашивает.
— А ты его сам добудь, научу как, — отвечает старик.
Повёл старик Колькета к сухой берёзе, заставил две палки вырезать. Заставил Колькета одну об другую тереть.
Колькету неохота было работать, да как комаров вспомнил, принялся за дело. Сначала не получалось ничего, а старик всё велит шибче да быстрее работать.
Колькета пот прошиб, хотел со лба рукавом его стереть — старик отдыха не даёт. Ещё быстрей работать велит.
Много ли, мало ли времени прошло, — дымок показался, потом искорка сверкнула, огонёк вспыхнул. Тут старик подул на него, тонкую берестинку поднес, вспыхнула она.
Из бересты да сухих веток они костёр развели, подбросили дров — густой дым пошел — комаров как не бывало. Старик велел:
— Ты, парень, огонь береги. Костёр пусть всю ночь горит. С ним тебя и зверь не тронет.
Колькет жаловаться стал:
— Я есть хочу, что есть буду?
Старик отвечает:
— Это беда небольшая. Я тебя научу, как пищу добыть. Вот тебе клубок ниток, вяжи сесть. — Тут он ему показал, как ячею вязать.
Голод не ждёт, торопит. Принялся Колькет за дело. Сначала путались нитки, потом всё как надо пошло.
К вечеру сетка была готова. Старик две тычки вырубил. Сели они в обласок, выехали на рыбные места, старик научил, как сеть поставить, как утром снять её. Приплыли они к берегу, высадились. Старик велел Колькету дров побольше набрать, в костёр ночью подбрасывать. Пошёл Колькет дрова собирать.
Принёс большую охапку, а старика нет, ушел. Делать нечего. Стал Колькет ночь коротать. Из еловых веток постель себе сделал. Поспит немного, проснётся, дров в костёр подбросит, чтобы не потух, ляжет, глядит в небо, звёздами усыпанное, а потом заснёт опять.
Утром, только заря над тайгой занялась, только первые птицы запели — разбудили Колькета, — сел он в обласок, поехал сеть вынимать.
Подъехал в обласке к сети, потянул за поводок, сеть, словно живая, бьётся. Поднял её в обласок парень, в ней пять рыб больших чешуёй сверкают!
Обрадовался Колькет, скорей к берегу, где костёр горел, поплыл. Смотрит — старик его встречает. Колькет кричит:
— Удача мне выпала, рыбу поймал!
Тут старик ответил:
— Умелые руки приносят удачу, парень. Давай будем рыбу чистить, на вертелах жарить.
Научил он Колькета, как это сделать. Нажарили рыбы, вместе поели.
Колькет спрашивает:
— Всех рыб съедим, что дальше делать будем?
Старик засмеялся, ответил:
— Новых наловим. Вон, видишь, белка прыгает?
Посмотрел Колькет вверх — верно, по веткам кедра белка прыгает, из кедровых шишек орехи лущит, за щёку прячет.
— Собирает белка орехи, таскает в дупло к себе — на всю зиму. Всю зиму живёт, орехи грызёт. Так и мы, наловим много рыбы, навялим её, насушим, орехов наберём. Хочешь, пойдём собирать?
Колькет говорит:
— Как я на кедр полезу? Мне не подняться, сучья поломаются.
Старик сказал:
— Это беда небольшая. Мы колотушку сделаем. Будем ею шишки сбивать.
Стали они колотушку мастерить. Нашли тонкую сухую жёрдочку, нашли толстый сухой сук, обрезали, черёмуховой лычки надрали. Старик лычкой к концу жёрдочки сучок привязал, колотушка получилась.
Пошли они в кедровый бор орехи бить. Высоко колотушку поднимут, ударят по кедровому суку, шишки к ногам падают. Целую гору шишек набрали. Так и пошел день за днем. Ловит Колькет рыбу, кедровые шишки бьёт, дрова собирает, огню в костре погаснуть не даёт.
А старик его всё новому учит.
Как стоя обласком править. Как лук со стрелами сделать. Как жилье построить.
Всему научился Колькет.
А старик вечерами всегда уходил куда-то, утром опять появлялся. Не раз он говорил Колькету:
— Кто другом к тебе придёт — хорошо встречай. На дружбе — мир держится.
Сидел как-то вечером у костра Колькет рядом с недостроенным еще жильём. Услыхал парень лёгкие шаги. Оглянулся, видит — рядом лесной олень стоит. В рогах у него разлапистый сук застрял. Не мог олень сбросить его, измучился.
Встал, подошёл к нему Колькет, олень не шелохнулся. Парень сук из рогов вытащил, отбросил.
Вздохнул олень радостно, головой встряхнул, словно поклонился Колькету, и исчез в тайге.
Переночевал парень. Утром пошёл за сухими жердями, жилище достраивать. Смотрит — стоит олень, ждет его.
Колькет жердей набрал, связал, к становищу потащил, — олень рядом пошёл, плечо подставляет, будто говорит: дай помогу! Колькету радостно стало. Перекинул через спину оленя конец веревки. Потянули воз вместе. Дело веселей пошло.
И полетел по тайге слух:
— Добрый человек в лесу живёт.
Как-то на утренней заре приковылял к Колькету журавль. Он ногу на кочке вывихнул. Колькет ему помог.
Улетел журавль весёлый.
Немного времени прошло, смотрит Колькет — к нему вся журавлиная стая вышагивает! Спасибо пришли сказать.
Стали журавли пляски разыгрывать, веселить Колькета.
Молодой журавль на журавушке женился. Пляски начались свадебные журавлиные. Так занятно плясали журавли, колена выкидывали — весело стало Колькету. И журавли довольны. Наигрались, наплясались, к себе домой отправились.
…А дни шли да шли.Толстый Колькет
Построил жильё Колькет. Рыбы навялил, насушил. Кедровых шишек много набрал. За работой незаметно похудел Колькет. Стал лёгким на ноги, сильным на руки.
Тем временем осень подошла к тайге.
Взмахнула она одним крылом — берёзы в золотой цвет одела.
Взмахнула другим — осины багряным цветом покрылись. Цветом зари загорелись на рябинах гроздья ягод.
Потянулись с севера гусиные караваны на юг.
Тут старик будто вспомнил:
— Ох, Колькет, отец с матерью тебя, поди, потеряли. Грузи орехи в обласок. Клади туда рыбу. Вернись к родителям. Я покажу, в какой стороне они живут.
Обрадовался Колькет, начал собираться. Стал в обласок рыбу сушёную, вяленую грузить, орехи складывать. Полный обласок нагрузил, а всего ещё много остаётся. Что делать?
Откуда ни возьмись — помощь пришла. Первым олень прибежал — грузи на спину два мешка. Потом медведица с медвежонком явились, по мешку орехов в охапки взяли. А тут и журавлиная стая пришагала. Каждый по большой рыбине в клюв взял.
— А кому жильё останется? — спросил старика Колькет.
— Охотнику, прохожему пригодится. Положи туда запас рыбы, орехов. Дров сухих припаси, — посоветовал старик. — Может, человек голодный, мокрый придёт. Спасибо скажет.
Так и сделал Колькет. А старик сказал ему на прощанье:
— Помни, сынок: чужим трудом не проживёшь, человеком не станешь.
Колькет поклонился старику, спасибо сказал.
Стоя в обласке, против течения, навстречу солнцу поплыл Колькет.
А по берегу весь караван за ним отправился. Долго вслед им смотрел старик.
Дивилась тайга: плывёт против течения, стоя в обласке, человек, а по берегу, один за другим, бегут за ним круторогий олень, медведица и медвежонок, выступают один за другим журавли с поклажей.
* * *
Ох, как обрадовались отец и мать Колькета!
Как вырос, изменился Колькет!
Отец говорит:
— Совсем большой сын стал. Может, ты сильней меня.
Тут взял Колькет отцовский лук, стрелу с железным наконечником, натянул тетиву до плеча, пустил стрелу. Полетела она к дальней сосне, поломанной бурей, ударила в ствол — насквозь прошла.
— Хорошо, сынок, — сказали отец с матерью.
Угощать они сына стали.Толстый Колькет
На праздник пришли к ним медведица с медвежонком, прибежал круторогий олень, прилетели друзья-журавли, примчались шустрые белки. Старик пожаловал. Его на самое почётное место усадили. Он что-то по пути черёмухе сказал. И вдруг та девушкой обернулась, и ее к столу позвали.
Всем угощенья хватило, много разной еды было.
А медвежонок сел к туеску с мёдом, обнял его, начал лапами мёд черпать, причмокивал, живот поглаживал. Объелся, лёг на спину, лапы раскинул. Тут медведица спохватилась, за шиворот медвежонка взяла, к речке повела.
А медвежонок идти не может, падает.
Медведица за загривок подняла его, в реку окунула, заставила воду пить, купаться.
Смеялись все в тайге, на медвежонка глядя.
А потом долго еще праздник шёл.
Журавли свои танцы показывали. Медведица со стариком в пляс пошли. Затанцевали таёжные цветы сараны, хоровод девичий закружили. Девушка Черёмушка с Колькетом с ними вместе плясали. А белки в больших колёсах кружились.
Долго в тайге все помнили, как пир шел. И нам о том рассказали.


— КОНЕЦ —

Народная сказка. Иллюстрации: Гороховский Э.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звёзд (Нет голосавших)

Loading...

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.