Читать бесплатно сказки онлайн. Скачивайте текста детям на ночь

Детский рай — Мифы Древней Греции

Страница 1 из 3

Детский рай (миф древней Греции)


Детский райДавным-давно, когда наш мир переживал еще годы своего детства, жил мальчик по имени Эпиметей, у которого не была ни отца, ни матери. Чтобы он не чувствовал себя совсем одиноким, ему была ниспослана в подруги девочка из далекой страны, у которой также не осталось никого из близких: звали ее Пандорой.
Первое, что увидела Пандора, войдя в скромное жилище Эпиметея, был большой сундук. Едва переступив порог, она поинтересовалась:
– Что у тебя в этом сундуке?
– Милая Пандора, пожалуйста, не спрашивай меня об этом, – отвечал Эпиметей. – Это тайна. Сундук оставлен мне на хранение, и я сам не знаю, что в нем находится.
– Но кто же оставил его у тебя? – спросила Пандора. – И откуда он взялся?
– Это тоже тайна, – отвечал Эпиметей.
– Как это скучно! – надув губки, воскликнула Пандора. – Надо спрятать этот гадкий сундук!
– Пожалуйста, не думай о нем больше! – попросил Эпиметей. – Лучше пойдем играть с другими детьми.
Тысячи лет отделяют нас от Эпиметея и Пандоры. Наш мир совершенно изменился с того счастливого времени, когда все были детьми, о которых незачем было беспокоиться отцам и матерям, так как в ту пору никаких забот и опасностей не существовало. Незачем было чинить одежду или хлопотать о пище и питье. Если детям хотелось есть, они срывали еду прямо с деревьев, причем утром можно было видеть распускающиеся лепестки ужина, а вечером – набухающую почку завтрака. Да, славная жизнь была в то время. Не нужно было ни работать, ни учить уроков. В этом счастливом мире ничего не было, кроме игр, танцев и звонких голосов детей, которые целыми днями то щебетали, словно птицы, то заливались веселым смехом.
Но удивительнее всего было то, что дети никогда не ссорились и не плакали. А еще никто из них ни разу не дулся в углу. О, какое славное было время, пока эти гадкие крылатые создания, называемые заботами, которых теперь почти столько же, сколько комаров, не появились не земле! Вероятно, самым большим огорчением, которое в ту пору кто-либо испытывал, была досада Пандоры на то, что ей никак не удается раскрыть тайну удивительного сундука.
Сначала это была только слабая тень неудовольствия, которое с каждым днем все усиливалось, пока наконец жилище Эпиметея и Пандоры совсем не утратило атмосферы веселья, что царила в домах остальных детей.
– Откуда появился сундук и что в нем хранится? – постоянно спрашивала себя и Эпиметея Пандора.
– Ты только и говоришь, что о сундуке, – заметил однажды Эпиметей, которому смертельно надоели ее расспросы. – Мне бы хотелось, милая Пандора, чтобы ты поговорила о чем-нибудь другом. Давай наберем спелых смокв и съедим их под деревьями за ужином. Я знаю, где найти виноград с такими крупными и сочными кистями, какими ты никогда не лакомилась.
– Ты только и говоришь, что о винограде и смоквах! – раздраженно проворчала Пандора.
– Ну хорошо, – согласился Эпиметей, который был очень ласковым ребенком, подобно большинству детей того времени. – Хочешь, пойдем веселиться и играть с другими детьми…
– Мне надоело веселиться, – сердито ответила Пандора. – К тому же мне совсем не до игр. Гадкий сундук! Я все время только о нем и думаю. Когда же ты скажешь мне, что в нем находится?
– Я уже пятьдесят раз говорил, что мне ничего неизвестно, – отвечал Эпиметей, потихоньку начиная сердиться. – Как же я могу сказать тебе, что в нем хранится?
– Ты мог бы открыть его, – предложила Пандора, искоса глядя на Эпиметея, – и тогда мы бы увидели все сами.
– Пандора, о чем ты думаешь! – воскликнул Эпиметей.
И при одной мысли заглянуть в сундук, оставленный в доме с одним условием – никогда его не открывать, на лице Эпиметея отразился такой ужас, что Пандора не стала больше настаивать. Однако девочка не могла побороть свое любопытство и постоянно думала и говорила о сундуке.
– Хотя бы скажи мне, как он здесь очутился? – спросила она.
– Незадолго до твоего появления его оставил у двери улыбчивый юноша, – отвечал Эпиметей. – Он едва удерживался от смеха, ставя сундук на землю. На нем был какой-то странный плащ и шапочка, как будто сделанная из перьев: по крайней мере, по бокам у нее я видел два крылышка.Детский рай
– А был ли у него в руках жезл? – спросила Пандора.
– Самый странный из всех, что мне доводилось видеть! – воскликнул Эпиметей. – Вокруг него обвивались две змеи, сработанные столь искусно, что поначалу я подумал, будто они живые.
– Я знаю, кто это, – подумав, произнесла Пандора, – потому что больше ни у кого нет такого жезла. Это Ртуть, который и привел меня сюда. Сундук, без сомнения, предназначается мне! Вероятно, в нем находятся или хорошенькие платьица для меня, или игрушки для нас обоих, или какое-нибудь изысканное лакомство!
– Очень может быть, – уже в дверях произнес Эпиметей. – Но до возвращения Ртути и без его позволения нам нельзя открывать сундук.
– Глупый мальчишка, – пробормотала Пандора вслед Эпиметею. – Хотела бы я, чтобы он был более решительным!

В первый раз со дня появления Пандоры Эпиметей ушел из дома один, не предложив подруге сопровождать его. Он отправился собирать смоквы и виноград и, если придется, поиграть с другими детьми. Мальчику смертельно надоели вечные разговоры о сундуке, и он от всей души сожалел, что Ртуть (или как там звали незнакомца) не оставил его в чьей-нибудь другой хижине, где Пандора не могла бы его увидеть. Как упорно твердит она все об одном и том же! Сундук, сундук и только сундук! Даже его дом будто стал тесноват для этого проклятого сундука: и Пандора, и сам Эпиметей постоянно спотыкались об него и пребольно расшибали ноги.
Бедному Эпиметею действительно страшно надоело с утра до вечера слушать о сундуке. В то благословенное время дети не ведали особых трудностей и совершенно не знали, как с ними справляться, поэтому сравнительно небольшое огорчение действовало тогда сильнее, чем в наши дни.
После ухода Эпиметея Пандора принялась внимательно рассматривать сундук, который она сотни раз совершенно несправедливо называла гадким. Сундук был очень тонкой работы и мог бы служить украшением любой комнаты. Он был сделан из какого-то красивого дерева, а поверхность его, покрытая причудливой сетью темных жилок, была так хорошо отполирована, что Пандора могла видеть в ней отражение своего лица. Другого зеркала у детей не было, поэтому странно, что она не использовала сундук для этого.
Сундук был украшен чрезвычайно искусной резьбой: на крышке мастер разместил фигуры прекрасных юношей, девушек и детей, которые резвились и играли среди цветов и листьев. Все это было сделано так изящно, что цветы, листья и человеческие фигуры, казалось, сплотились в одну живую гирлянду поразительной красоты. Раз или два Пандоре показалось, будто из-за листьев выглядывает чье-то неприятное лицо. Однако, внимательно всмотревшись и дотронувшись до этого места пальцем, она увидела, что ошиблась. Должно быть, при взгляде сбоку какое-то красивое лицо показалось ей безобразным.
Прекраснее всех была фигура с венком на голове, вырезанная в центре крышки и отчетливо выделявшаяся на темной блестящей поверхности сундука. Пандора часто смотрела на нее, и ей не раз казалось, что это лицо, словно живое, может улыбаться или быть серьезным, а губы будто бы собирались раскрыться и заговорить. Если бы это случилось, они, вероятно, сказали что-нибудь вроде:
– Не бойся, Пандора! Ну что тут дурного, если ты откроешь сундук? Не обращай внимания на этого глупенького Эпиметея, ведь ты в десять раз умнее его.
Открой сундук и увидишь: в нем спрятано что-то интересное!

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звёзд (Нет голосавших)

Loading...

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.