Читать бесплатно сказки онлайн. Скачивайте текста детям на ночь

Разбойник Хотценплотц и хрустальный шар — Отфрид Пройслер

Страница 2 из 10

Разбойник Хотценплотц и хрустальный шар (сказка)



Новости

Сначала у Касперля и Сеппеля создалось впечатление, будто бабушка ужасно на них разобиделась за то, что они явились домой так поздно. Она неподвижно сидела за кухонным столом и, как показалось, отвечала им полным презрением.
— Бабушка! — сказал Касперль. — Пожалуйста, прости нас, это действительно не наша вина!
Только тогда он заметил, что с бабушкой что-то случилось.
— Ах ты, семерка зеленая! Я почти уверен, что она опять потеряла сознание!
Сеппель указал на пустую сковороду и кастрюлю из-под квашеной капусты.
— Она, наверно, рассердилась из-за того, что мы не явились к обеду вовремя, — высказал он свое мнение. — Тогда она от крайней досады съела все дочиста сама, и ей сделалось дурно.
— Возможно, — сказал Касперль. — Девять жареных колбасок и полная кастрюля квашеной капусты — это для нее несколько многовато.
Совместными усилиями они перетащили бабушку на диван. Смочили лоб и виски французской водкой, сунули ей под нос свежеразрезанную сырую луковицу. От этого бабушка страшно зачихала; вдоволь начихавшись, она привстала и огляделась по сторонам, подобно человеку, позабывшему собственное имя. Затем взор ее упал на пустую сковороду и кастрюлю из-под квашеной капусты на кухонном столе — и тогда к ней тут же вернулась память.

Разбойник Хотценплотц и хрустальный шар

— Вы только представьте себе, что случилось! Она с торопливой поспешностью поведала Касперлю и Сеппелю о своем происшествии с Хотценплотцем.
— Ну не возмутительно ли? — воскликнула она. — Среди бела дня в этом городе ты больше не можешь чувствовать себя в безопасности ни за собственную жизнь, ни за свои жареные колбаски! Хотела бы я только знать, для чего здесь полиция!
Бабушка со вздохом снова упала на диван, и казалось, будто в следующее мгновение она намеревалась вновь лишиться чувств. Слабым голосом она попросила Касперля и Сеппеля немедленно бежать к старшему вахмистру Димпфельмозеру и сообщить ему о случившемся.
— Насколько я его знаю, — едва слышно прошептала она, — он в это время сидит в караулке за письменным столом и предается послеобеденному сну.
— Сегодня навряд ли! — сказал Касперль.
И несмотря на томивший его зверский голод (по четвергам он всегда съедал за завтраком лишь половину, чтобы к обеду нагулять достойный жареных колбасок и квашеной капусты аппетит), он ткнул своего приятеля Сеппеля в бок и воскликнул:
— Быстро в пожарное депо!
Оставив все дальнейшие заботы о бабушке, приятели сделали крутой разворот и стрелой вылетели за дверь.
— Однако, однако — что вы опять затеяли? — Бабушка проводила их удивленным взглядом.
Ей удалось побороть подступающий обморок. Опираясь на диван, она добралась до стола и от стола к кухонному шкафу. Там она приняла две рюмочки мелиссовой настойки для подкрепления сил и, трижды крепко передернувшись, кинулась вслед за Касперлем и Сеппелем.


Образец бесстыдства

От пожарного депо было два ключа. Один находился на хранении у господина старшего вахмистра Димпфельмозера, другой — у капитана добровольной пожарной дружины господина Рюбесамена, по основной профессии владельца небольшой горчичной фабрики.
Господин Рюбесамен не заподозрил совершенно ничего плохого, когда Касперль и Сеппель попросили у него ключ от пожарного депо: их-де послал господин старший вахмистр Димпфельмозер, дело будто очень срочное…
— Ну конечно, с удовольствием, — и передайте от меня большой привет господину старшему вахмистру!
Как только ключ оказался у Касперля и Сеппеля, они что есть мочи бросились к пожарному депо, где их уже поджидала бабушка.
— Скажите мне, ради бога, — что все это значит?

Разбойник Хотценплотц и хрустальный шар

— Ты это незамедлительно увидишь, бабушка!
Касперль вставил ключ и отпер ворота. Господин старший вахмистр полиции Алоиз Димпфельмозер лежал в самом дальнем углу пожарного депо, между стеной и пожарной машиной. Он был с ног до головы завернут в пожарный шланг. Из одного конца свертка наружу выглядывали босые ноги, из другого конца — шея и голова. Однако на голову было нахлобучено пустое ведро из-под воды: поэтому-то голос господина Димпфельмозера звучал так глухо и непривычно, что Касперль и Сеппель не узнали его.
— Идите сюда, помогите мне! — крикнул Касперль. — Нам надо распутать его!
Они ухватились за один конец пожарного шланга и потянули его.
Тут господин старший вахмистр начал вращаться вокруг собственной оси, словно веретено, — и чем усерднее они тянули, тем быстрее он вращался.
— Полегче, полегче! — кричал он. — У меня голова совсем закружилась, человек — это вам не юла!
Прошло какое-то время, пока они полностью не распеленали его. Тогда выяснилось, что на бедном господине Димпфельмозере остались лишь одна рубаха да подштанники. Все остальное Хотценплотц с него снял и унес, даже гольфы.
— Да снимите же наконец с меня это проклятое ведро! Почему вы медлите?
Правильно, ведро из-под воды! О нем-то они совсем позабыли. Касперль освободил господина Димпфельмозера от ведра, и господин Димпфельмозер несколько раз жадно глотнул воздух.
— Ну наконец-то! Я в этой штуковине едва не задохнулся. — Он протер глаза и оглядел себя ниже пояса. — Каков мерзавец! Он украл у меня даже брюки! Прошу вас, бабушка, отвернитесь, пожалуйста!
Бабушка сняла пенсне.

Разбойник Хотценплотц и хрустальный шар

— Так-то будет лучше, чем отворачиваться, — пояснила она. — А теперь, пожалуйста, скажите-ка, ради всего святого, что здесь, собственно говоря, произошло?
Господин Димпфельмозер накинул себе на плечи курточку Касперля и уселся на подножку пожарной машины.
— Хотценплотц перехитрил меня, — пробормотал он. — Было чуть больше половины двенадцатого. Вдруг — в это время я как обычно стоял на Рыночной площади и следил за порядком и соблюдением законов — из пожарного депо донеслись громкие жалобные вопли. «На помощь, господин старший вахмистр, на помощь! У меня вывих слепой кишки, мне надо к доктору! Идите сюда, скорее, скорее, идите сюда!» Я тотчас же, естественно, кинулся к пожарному депо. «Вывих слепой кишки, — решил я, — с этим шутить нельзя! Что будет, если он умрет от этого?» Я отпер ворота — и быстро туда! Тут я неожиданно получил, даже не представляю откуда, удар по голове — и затем на некоторое время потерял сознание.
— Ужасно! — воскликнула бабушка. — Возмутительно и ужасно! Я же говорила, нынче можно всего ожидать от разбойников, даже когда они смертельно больны.
— Он-то вовсе не был смертельно больным! — проворчал господин Димпфельмозер. — Он все мне наврал про свой вывих слепой кишки, чтобы получить возможность жахнуть меня по голове. И знаете что? Он сделал это кочергой! Это он мне позднее, когда я очнулся связанным, сам рассказал.
— Этого еще не хватало! — воскликнула бабушка. — Этот человек — воистину образец бесстыдства! Его нужно самым срочным образом поймать и подвергнуть заслуженному наказанию, вы так не считаете?
— Еще как считаю!
Господин Димпфельмозер вскочил на ноги и потряс сжатыми кулаками.
— Я покажу этому мерзавцу, черт побери, где раки зимуют, — даже если он спрячется на обратной стороне луны!
С этими словами он кинулся было бежать, чтобы возобновить охоту на разбойника Хотценплотца.
Но Сеппель в последний момент успел схватить его за край рубахи и остановить.

Разбойник Хотценплотц и хрустальный шар

— Да погодите же, господин старший вахмистр! — воскликнул он. — Не забывайте, пожалуйста, что вы ведь без штанов!


Но, направо! Но, налево!

Касперль и Сеппель предложили старшему вахмистру принести для него из дома второй мундир — однако, к сожалению, выяснилось, что свой второй мундир господин Димпфельмозер вчера утром сдал в химчистку; там же ему было сказано, что он получит его обратно не ранее следующей среды, а возможно, даже лишь в четверг или пятницу.
— Ладно, — сказал Касперль, — это ведь не обязательно должен быть мундир. У вас наверняка есть еще и другие костюмы.
— Как раз и нет! — простонал господин старший вахмистр и признался им, что в его шкафу нет не только другого костюма, но даже отдельной пары брюк. — Потому что, — сказал он, — я, как вы знаете, провожу все время на службе, а на службе носят мундир.
Положение было затруднительное.
— Знаете что? — произнес после некоторого размышления Касперль. — Доставим-ка мы вас для начала к нам домой, там вы будете устроены наилучшим образом. Бабушка, конечно, ничего не имеет против — или?
Бабушка согласилась.
У торговки овощами на углу Касперль и Сеппель одолжили на время ручную тележку и пустую бочку из-под огурцов. Оказалось совсем не просто убедить господина Димпфельмозера в том, что ему следует забраться в бочку и в ней проследовать домой.
— Да что я — соленый огурец, что ли? — бранился он. — Должностному лицу в такой бочке делать нечего!
Однако, в конце концов он все-таки забрался в нее, да и что ему еще оставалось делать? Касперль и Сеппель прикрыли огуречную бочку деревянной крышкой, впряглись спереди в тележку и собрались было тронуться в путь.
— Погодите! — воскликнула бабушка. — Не торопитесь, мне нужно прежде запереть пожарное депо! Хотценплотц и на то способен, чтоб украсть у нас и пожарную машину тоже, если мы не будем бдительны!
— Но у него же есть другой ключ — ключ господина Димпфельмозера! С его помощью он так или иначе проникнет в пожарное депо!
— И все-таки! — возразила бабушка. — Должен быть порядок, тут ничего не попишешь!
Касперль и Сеппель дождались, пока она заперла пожарное депо. Потом они вместе с тележкой пустились в дорогу. Бабушка поспевала следом и подталкивала ее. У людей, которых они встречали по пути, должно было сложиться впечатление, будто эти трое приобрели на овощном рынке бочку огурцов и теперь везут ее домой. Если б кто-нибудь подошел поближе, то, разумеется, услышал бы, что в огуречной бочке сидит человек, который безостановочно бранится себе под нос глухим голосом:

Разбойник Хотценплотц и хрустальный шар

— Проклятье, ну и запашок здесь! Боюсь, что я на всю оставшуюся жизнь провоняю солеными огурцами. И какая же здесь теснотища! Я превратился в сплошной синяк. Ой, мой нос! Ах, мое левое плечо! Вы, наверно, думаете, что у меня резиновые кости и голова из ваты?
Чем дольше продолжалась поездка, тем менее комфортабельно чувствовал себя в бочке господин старший вахмистр; и чем менее комфортабельней он себя чувствовал, тем громче он бранился.
Несколько раз бабушка делала попытку уговорить его по-хорошему:
— Пожалуйста, потише, господин старший вахмистр, пожалуйста, потише! Что люди подумают?
Когда же все это не помогло, Касперль и Сеппель затянули песенку:
Но, направо! Но, налево!
На тележке прокачусь! Я
для этого с бабулей
огурцами запасусь.
Плавают они в рассоле,
словно лодки с кораблем.
Но, направо! Но, налево!
С этой песенкой идем.
Бабушка подпевала во все горло, и им троим, хоть и совместными усилиями, удалось-таки заглушить господина Димпфельмозера.

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звёзд (Нет голосавших)

Loading...

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.