Харчевня в Шпессарте-1: Предание о гульдене — Вильгельм Гауф

Страница 3 из 3

Предание о гульдене (сказка)


— Ну, теперь мы можем и отдохнуть. Вина сюда, погребщик, да самого лучшего! — крикнул слезая Вольф.
Они пошли по витой лестнице наверх в зал, туда же последовал за ними молчаливый рыцарь. Когда близнецы расселись за столом, он вынул из кармана серебряную монету и бросил ее на стол с аспидной доской. Она покатилась и зазвенела, а рыцарь сказал:
— Вот ваше наследство, гульден. И это вполне справедливо!

Предание о гульдене

Братья изумленно переглянулись и рассмеявшись спросили, что он хочет сказать этим.
Тогда рыцарь достал пергамент с нужным количеством печатей. В нем глупый Куно описал всю неприязнь, которую проявляли к нему братья во время его жизни, а в конце ясно и определенно указал, что все свое наследство, движимое и недвижимое, кроме ожерелья матери, по смерти его должно быть продано Вюртембергу всего за один гульден. На ожерелье же должен быть выстроен в Балингене приют для бедных.
Братья еще раз изумленно переглянулись, но уже без смеха, а стиснув зубы, потому что против Вюртемберга они не могли ничего сделать. Таким образом они потеряли прекрасное имение, леса, поля, город Балинген, даже пруд, и ничего не унаследовали, кроме одного жалкого гульдена. Вольф упрямо сунул его в карман и не говоря ни слова надвинул свой берет на голову. Не кланяясь вюртембергскому комиссару, он вскочил на своего коня и поехал в Цоллерн.
Но когда на другое утро мать стала мучить его укорами, что они упустили наследство и ожерелье, он поехал к Маленькому Плуту в Замок Хитреца.
— Что же, проиграть нам или пропить наше наследство? — спросил он.
— Лучше пропить, — сказал Маленький Плут. — Мы ведь оба приобрели его. Поедем в Балинген и назло людям покажем, что мы нисколько не горюем, потеряв этот городишко!
— А какое красное подают в трактире «Ягненок»! Император не пьет лучшего, — прибавил Вольф.
Они вместе поехали в Балинген, в трактир «Ягненок». Спросив, сколько стоит кружка красного, они стали пить, пока не выпили на полный гульден. Тогда Вольф встал, вынул из кармана серебряную монету со скачущим оленем, бросил ее на стол и произнес:
— Вот вам гульден, это как раз точно!
Хозяин взял гульден, осмотрел его с той и другой стороны и улыбаясь сказал:
— Да, если бы это был не гульден с оленем. Вчера ночью из Штутгарта прибыл посланный, а сегодня утром с барабаном объявляли от имени герцога вюртембергского, которому теперь принадлежит городок, что эти деньги обесценены, и вы мне дайте другие.
Братья бледнея взглянули друг на друга.
— Плати, — сказал один.
— А у тебя нет ни монеты? — спросил другой. Одним словом, они остались должны в «Ягненке» в Балингене гульден.
Молча и задумчиво пустились они в путь. Когда доехали до перекрестка, откуда направо шла дорога в Цоллерн, а налево — на Оленью Гору, Хитрец сказал:
— Как же это так? Значит, теперь мы получили в наследство меньше, чем ничего, да к тому же вино было скверное.
— Да, — согласился брат, — то, что сказала Фельдгеймерша, исполнилось: «Мы еще увидим, что из вашего наследства будет стоить гульден». Теперь мы не можем купить на него и кружки вина.
— Знаю уж, — отвечал Маленький Плут.
— Вздор! — сказал Цоллерн и поехал в замок, недовольный ни собой, ни светом.
— Таково предание о гульдене, — закончил механик, — и оно истинно. Хозяин харчевни в Дюрвангене, что недалеко от трех замков, рассказывал это моему хорошему другу, который часто — он проводник — проходил через Швабские Альпы и постоянно останавливался в Дюрвангене.
Посетители харчевни похвалили механика.
— Чего только не услышишь на белом свете! — воскликнул извозчик. — Право, теперь меня даже радует, что мы не теряем времени за игрой в карты. Это, действительно, лучше. Я хорошо запомнил эту историю, утром буду рассказывать ее своим товарищам и не упущу ни единого слова.
— В то время, как вы это рассказывали, мне тоже кое-что пришло в голову, — сказал студент.
— Расскажите, расскажите! — стали упрашивать его механик и Феликс.
— Хорошо, — сказал тот, — ведь все равно, теперь ли моя очередь или она будет позднее. Разумеется, я буду рассказывать то, что слышал. И то, о чем я хочу рассказать, однажды произошло на самом деле.
Он сел поудобнее и только приготовился начать рассказ, как хозяйка положила прялку в сторону и подошла к гостям.
— Теперь, господа, время идти спать, — сказала она. — Уже пробило девять часов, а завтра опять будет день.
— Ну так и иди себе спать! — воскликнул студент. — Поставь нам сюда еще бутылку вина, и затем мы не станем тебя больше задерживать.
— Никак нельзя, — возразила она угрюмо. — До тех пор пока гости еще сидят в комнате, хозяйка и прислуга не должны уходить. Коротко и ясно, господа, пожалуйте-ка в свои комнаты. Позже девяти часов я в своем доме не позволю бражничать.
— Что вам пришло в голову? — с удивлением сказал механик. — Что вам мешает, сидим ли мы здесь или нет, если вы давно уже спите? Мы честные люди, у вас ничего не утащим и не расплатившись не уйдем. Ни в одной еще харчевне я не позволял так обращаться со мной.
Женщина гневно вскинула на него глазами.
— Не думаете ли вы, что из-за всякого сброда из мастеровщины, из-за всякого бродяги, который дает мне заработать двенадцать крейцеров, я буду изменять свой домашний распорядок? Говорю вам теперь в последний раз, что я не потерплю беспорядка!
Механик хотел что-то еще возразить, но студент выразительно посмотрел на него, а остальным сделал знак глазами.
— Хорошо, — сказал он, — если уж хозяйка не хочет оставить нас здесь, тогда проведите нас в наши комнаты. Однако нам нужно достаточно света, чтобы найти дорогу.
— Этим я не могу вам услужить, — возразила она угрюмо. — Остальные найдут дорогу и в потемках, а с вас довольно и этого ночника. Больше у меня в доме нет огня.
Молодой человек молча взял огонь и встал. Остальные последовали за ним. Ремесленники взяли свои узлы, чтобы положить их в комнате около себя. Они шли за студентом, который освещал лестницу.
Когда они пришли наверх, студент попросил их идти потише, затем отворил дверь и дал им знак войти в комнату.
— Теперь уже нет сомнения, — сказал он, — что она намерена предать нас. Заметили ли вы, как настойчиво она старалась уложить нас спать, как устраняла все средства, чтобы не дать нам бодрствовать и быть вместе? Весьма вероятно, она думает, что теперь мы ляжем, и тогда поведет игру гораздо легче.
— Но как вы думаете, можем ли мы еще уйти? — спросил Феликс. — В лесу все-таки скорее можно рассчитывать на спасение, чем здесь в комнате.
— Окна и здесь с решетками! — воскликнул студент, в то же время напрасно стараясь вытащить из решетки железный прут. — Остается только один выход, если мы захотим бежать, — через дверь, но я не думаю, что они нас выпустят.
— Надо сделать попытку, — сказал извозчик. — Попробую-ка я дойти до двора. Если это возможно, я вернусь назад за вами.

Предание о гульдене

Остальные одобрили это предложение, и извозчик, сняв сапоги, на цыпочках пошел по лестнице, в то время как наверху его товарищи внимательно прислушивались. Он уже прошел половину лестницы вполне благополучно и никем не замеченный; но когда тут он прислонился к столбу, вдруг впереди него выскочила огромная собака. Она уперлась лапами о его плечи, показывая как раз против его лица два ряда длинных, острых зубов. Он не смел двинуться ни вперед ни назад, потому что при малейшем движении ужасный пес схватил бы его за горло На лай и рычание собаки вскоре показались слуга и женщина со свечами.
— Куда? Что вам надо? — крикнула женщина.
— Мне надо кое-что принести из телеги, — отвечал извозчик дрожа всем телом, потому что, когда отворилась дверь, он заметил много темных и подозрительных личностей с ружьями в руках.
— Не могли вы раньше-то все покончить? — ворчливо произнесла хозяйка. — Фазан, назад! Запри, Якоб, дворовую калитку и посвети у повозки этому человеку!
Пес со страшной мордой снял свои лапы с плеч извозчика и снова улегся поперек лестницы, а слуга запер дворовую калитку и посветил извозчику. О бегстве нечего было и думать. Когда извозчик соображал, что же, собственно, нужно ему принести из телеги, то вспомнил о фунте восковых свечей, которые должен был привезти в ближайший город. «Ночник едва ли прогорит и четверть часа, — сказал он себе, — а огонь все-таки нам будет нужен». И он взял из повозки две восковых свечи, спрятав их в рукав, а для вида понес свой кафтан, которым, как он объяснил слуге, хотел укрыться в эту ночь.
Благополучно вернувшись в комнату, он рассказал про огромную собаку, которая караулит лестницу, о людях, которых он видел мельком, обо всех приготовлениях, которые делаются, чтобы захватить их, и заключил тем, что вздыхая произнес:
— Эту ночь нам не пережить!
— Этого я не думаю, — возразил студент. — Я не считаю этих людей настолько глупыми, чтобы они из-за ничтожной выгоды, которую могут извлечь из нас, лишили бы нас четверых жизни. Обороняться же нам незачем. Я со своей стороны потеряю больше всех. Моя лошадь уже в их руках, а она четыре недели тому назад стоила мне пятьдесят дукатов. Кошелек же и платье я отдам охотно, потому что ведь, в конце концов, жизнь для меня дороже всего этого.
— Вам хорошо говорить, — возразил извозчик. — Те вещи, какие вы можете потерять, вы легко приобретете снова; а ведь я послан из Ашаффенбурга, и у меня в телеге много всякого добра, а в стойлах — пара отличных лошадей. Это мое единственное богатство.
— Я не считаю возможным думать, что они причинят вам зло, — заметил механик. — Ограбив посланного, можно вызвать в стране очень много крика и слез. А я думаю так же, как только что сказал господин студент. Я скорее отдам решительно все, что имею, и дам клятву ничего не говорить об этом и никогда не жаловаться, чем из-за своего ничтожного имущества буду сопротивляться людям, у которых есть ружья и пистолеты.
Во время этого разговора извозчик вытащил свои восковые свечи, прилепил их к столу и зажег.
— Так будем ждать, во имя Божие, что случится с нами, — сказал он. — Сядем опять вместе и разгоним сон разговорами.
— Идет! — отвечал студент. — И так как очередь осталась за мной, то я расскажу вам что-нибудь.


— КОНЕЦ —

Сказка Вильгельма Гауфа. Иллюстрации.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: