Матильда — Роальд Даль — Зарубежные писатели

Страница 10 из 22

Матильда (повесть)



Родители

Когда мисс Хани вышла из кабинета директора, ещё продолжалась перемена. Первое, что она сделала, — обошла учителей старших классов и попросила у них учебники по алгебре, геометрии, французскому языку, английской литературе и так далее. Потом она отыскала Матильду и позвала её в класс.
— Я не вижу смысла в том, — сказала она, — если ты будешь сидеть на моих уроках без дела, пока я буду учить остальных умножать на два и произносить по буквам слова. Поэтому на каждом уроке я буду давать тебе один из этих учебников. В конце урока ты будешь ко мне подходить с вопросами, если они у тебя появятся, и я постараюсь помочь тебе. Согласна?
— Спасибо, мисс Хани, — ответила Матильда. — Думаю, мне это подойдёт.
— Я уверена, — сказала мисс Хани, — что позднее удастся перевести тебя в более старший класс, но пока директриса настаивает, чтобы ты оставалась здесь.
— Очень хорошо, мисс Хани, — сказала Матильда. — Большое спасибо за книги.
«Какой замечательный ребёнок! — подумала мисс Хани. — Не знаю, что там говорит её отец, мне она кажется очень тихой и мягкой. И совсем не зазнаётся, несмотря на свои феноменальные способности. Похоже, она даже не подозревает о них».
Когда начался урок, Матильда села за парту и принялась изучать учебник по геометрии, который ей дала мисс Хани. Учительница краем глаза всё время наблюдала за ней и заметила, что девочка с головой ушла в книгу. За весь урок она ни разу не оторвалась от неё.
Между тем мисс Хани раздумывала ещё над одной проблемой. Она решила, что ей необходимо как можно скорее встретиться с родителями Матильды и тайком от неё побеседовать с ними. Она не могла согласиться с тем, что всё останется как есть, — уж слишком это было нелепо. Она никак не могла поверить в то, что родители девочки даже не подозревают, какими выдающимися способностями наделена их дочь. В конце концов, мистер Вормвуд был преуспевающим торговцем автомобилями, а потому, как она полагала, должен быть вполне разумным человеком. И вообще, родители обычно переоценивают способности своих детей, а не наоборот. Учителю иногда бывает просто невозможно убедить возгордившихся родителей в том, что их любимый отпрыск — полный олух.
Мисс Хани чувствовала уверенность, что ей будет несложно убедить мистера и миссис Вормвуд, что Матильда — необыкновенный ребёнок. Возможно, придётся даже как-то охладить их энтузиазм.
Незаметно для себя мисс Хани увлеклась своими мыслями. Может, родители Матильды согласятся на дополнительные занятия? Как учителя её чрезвычайно привлекала перспектива заниматься с таким одарённым ребёнком. Неожиданно она приняла решение пойти и поговорить с мистером и миссис Вормвуд в тот же вечер, попозже, часов в девять-десять, когда Матильда уже наверняка будет спать.
Так она и поступила. Взяв адрес в школьной канцелярии, мисс Хани отправилась пешком к дому Вормвудов вскоре после девяти часов вечера. Она нашла их дом на красивой улочке, где соседние домики отделялись друг от друга крошечными садиками. Дом представлял собой современное кирпичное здание из тех, что дёшево не купишь, а табличка на воротах гласила: «Уютный уголок». «А „Живой уголок“ было бы лучше», — подумала мисс Хани. Ей нравилось играть словами. Подойдя к дому по дорожке, она позвонила в дверь и, пока ждала, когда ей откроют, слышала, как в доме орёт телевизор.

Матильда

Дверь открыл невысокий, похожий на крысу человек, с тонкими крысиными усиками. На нём был пиджак в оранжево-красную полоску.
— Да? — сказал он, разглядывая мисс Хани. — Если вы продаёте лотерейные билеты, мне они не нужны.
— Нет, я ничего не продаю, — сказала мисс Хани. — Пожалуйста, простите, что беспокою вас. Я учительница Матильды, и мне необходимо поговорить с вами и вашей женой.
— Уже что-то натворила, да? — спросил мистер Вормвуд, встав в дверях. — Что ж, теперь это ваша забота. Придётся вам с ней нянчиться.
— Ничего она не натворила! — воскликнула мисс Хани. — У меня для вас хорошие новости. Совершенно потрясающие новости, мистер Вормвуд! Я могу войти?
— Мы как раз смотрим нашу любимую программу, — сказал мистер Вормвуд. — Вы совсем не вовремя. Может, вы зайдёте к нам в другой раз?
Мисс Хани начала терять терпение.
— Мистер Вормвуд, — сказала она, — если вы считаете, что какая-то там дурацкая телепередача важнее будущего вашей собственной дочери, то вам вообще не следовало становиться отцом! Почему бы вам не выключить этот проклятый ящик и не выслушать меня?
Такой поворот дела потряс мистера Вормвуда. Он не привык, чтобы с ним так разговаривали. Поневоле он стал внимательно вглядываться в худенькую, хрупкую женщину, которая с таким решительным видом стояла на крыльце.
— Ладно уж, — раздражённо произнёс он, — входите и давайте покончим с этим.
Мисс Хани поспешила войти.
— Миссис Вормвуд спасибо вам за это не скажет, — заметил он, провожая её в гостиную, где крупная блондинка с платиновыми волосами восторженно смотрела на телеэкран.
— Кто там? — спросила она, не оборачиваясь.
— Какая-то учительница, — ответил мистер Вормвуд. — Говорит, что хочет побеседовать с нами насчёт Матильды.
Он подошёл к телевизору и выключил звук.
— Что за дела, Гарри?! — вскричала миссис Вормвуд. — Уиллард вот-вот сделает предложение Анжелике!
— Ты можешь просто смотреть, пока мы разговариваем, — сказал мистер Вормвуд. — Это учительница Матильды. Говорит, у неё есть для нас какие-то новости.
— Меня зовут Дженифер Хани, — представилась учительница. — Здравствуйте, миссис Вормвуд.

Матильда

Миссис Вормвуд недовольно посмотрела на неё и буркнула:
— Так в чём там дело?
Никто даже не предложил мисс Хани сесть, но она всё-таки взяла стул и села.
— Сегодня, — начала она, — у вашей дочери был первый школьный день.
— Знаем, — сказала миссис Вормвуд, раздражаясь, что ей мешают смотреть любимый сериал. — И это всё, что вы пришли сообщить нам?

Мисс Хани молчала и смотрела прямо в противные глазки этой женщины таким холодным взглядом, что той стало не по себе.
— Вы позволите объяснить, зачем я пришла? — спросила она, выдержав паузу.
— Ну так скажите нам, — ответила миссис Вормвуд.
— Думаю, вы знаете, — сказала мисс Хани, — что от первоклассников никто не ждёт, что они сразу же будут свободно читать или считать, легко жонглируя цифрами. Пятилетние дети не умеют делать этого. Но Матильда — просто поразительно! — умеет и читать и считать. И если верить её словам…
— Я бы не верила ей, — сказала миссис Вормвуд.
Она никак не могла смириться с тем, что в телевизоре выключен звук.
— Значит, она солгала мне, — спросила мисс Хани, — когда сказала, что никто не учил её умножать и читать? Вы учили её этому?
— Учили чему? — не понял мистер Вормвуд.
— Читать. Читать книги, — объяснила мисс Хани. — Быть может, вы всё-таки учили её? Может, она и в самом деле обманула меня? Может, у вас в доме полки забиты книгами? Может, вы обожаете читать?
— Разумеется, мы читаем, — сказал мистер Вормвуд. — Не будьте такой занудой. Я регулярно, каждую неделю, прочитываю от корки до корки журналы «Автомобиль» и «Мотор».
— Ваша дочь прочитала так много книг, — сказала мисс Хани. — Просто я пытаюсь выяснить, любят ли в вашей семье хорошую литературу.
— Нет, мы не поощряем чтение книг, — сказал мистер Вормвуд. — Какой прок тратить жизнь, просиживая задницу и читая всякую чушь? Мы вообще не держим в доме книг.
— Ясно, — сказала мисс Хани. — Так вот, я пришла, чтобы сообщить вам, что у Матильды феноменальные способности. Я думала, вам это известно.
— Конечно, я знаю, что она умеет читать, — сказала мать. — Она портит себе жизнь, сидя над какими-то дурацкими книжками.
— Но неужели вас не удивляет, — спросила мисс Хани, — что пятилетний ребёнок читает романы Диккенса и Хемингуэя?
— Знаете, — сказала мать, — мне не нравятся умники, которые становятся «синими чулками». Девушка должна думать о том, чтобы выглядеть привлекательно и найти себе хорошего мужа. Внешность гораздо важнее каких-то книжек, мисс Ханки…
— Меня зовут мисс Хани, — сказала учительница.
— Вот посмотрите на меня, — продолжила миссис Вормвуд, — а потом на себя. Вы выбрали книги, я — внешность.
Мисс Хани взглянула на очень толстую особу с заплывшим жиром лицом, которая с самодовольным видом сидела в противоположном конце комнаты.
— Что вы сказали? — переспросила она.

Матильда

— Я сказала, что вы выбрали книги, а я — внешность, — повторила миссис Вормвуд. — И кто добился лучшего результата? Конечно, я. Я живу в прекрасном доме с удачливым мужем-бизнесменом, а вы вкалываете, как негр на плантации, обучая сопливых детей грамоте.
— Так и есть, золотце, — сказал мистер Вормвуд, бросив на жену такой глупо-сентиментальный взгляд, от которого стошнило бы даже кошку.
Мисс Хани решила, что если она хочет договориться с этими людьми, то ей придётся держать себя в руках.
— Я вам ещё не всё рассказала, — продолжала она. — Матильда, насколько я могу судить по первому дню в школе, гений в математике. Она мгновенно умножает в уме сложные числа.
— А какой в этом прок, если можно просто купить калькулятор? — спросил мистер Вормвуд.
— Женщина не умом привлекает мужчину, — сказала миссис Вормвуд. — Взгляните хоть на эту актрису, например, — прибавила она, указывая на молчавший телеэкран, где полногрудая кинозвезда что-то говорила в объятиях крутого партнёра при свете луны. — Вы же не думаете, будто она заполучила его, умножая с ним числа, не правда ли? Конечно, нет! И вот теперь он собирается на ней жениться — попробовал бы только не жениться! — и она будет жить в особняке с дворецким и прислугой.
Мисс Хани ушам своим не верила. Она, конечно, слышала о том, что такие родители иногда встречаются, а их дети становятся преступниками и отщепенцами, но для неё было настоящим потрясением столкнуться с такой парочкой воочию.
— Проблема Матильды в том, — решила сделать ещё одну попытку мисс Хани, — что она настолько обогнала всех учеников, что следовало бы подумать об индивидуальных занятиях. Я всерьёз полагаю, что через два-три года она вполне сможет достичь университетского уровня! Конечно, при соответствующей подготовке.
— Университетского? — вскричал мистер Вормвуд, подскочив в кресле. — Ради бога! Да кто собирается поступать в университет? Если там чему-то и учат, так только дурным привычкам.
— Это неправда, — сказала мисс Хани. — Если у вас случится сердечный приступ и придётся вызвать врача, то у этого врача есть университетский диплом. Если на вас подадут в суд за то, что вы продали прогнившую подержанную машину, то вам понадобится адвокат, а он тоже закончил университет. Не стоит презирать образованных людей, мистер Вормвуд. Но, я вижу, мы вряд ли поймём друг друга. Извините, что побеспокоила вас. — Мисс Хани поднялась со стула и вышла из комнаты.
Проводив её до двери, мистер Вормвуд сказал:
— Спасибо, что зашли, мисс Хоукс. Или правильно говорить мисс Харрис?
— Не имеет значения, — махнула рукой мисс Хани и ушла.

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: