Непоседа, Мякиш и Нетак — Чеповецкий Е. — Отечественные писатели

Страница 21 из 28

Непоседа, Мякиш и Нетак (повесть)



Глава десятая, в которой обнаруживается пропавший без вести. Мякиш

Возле столовой «Ешь как хочешь!» было тихо. Вездеход-везделет стоял невредимым, но Мякиша не было.
— Вот беда! — сказал Петя. — Теперь и этот пропал. Что же нам делать?.. Придется Мякиша подождать.
Но Непоседа взволнованно зазвенел своими пружинками и пропел:
— Э… этак будем ждать его до ночи, Надо заглянуть нам в «Ешь как хочешь!»
— Верно, — согласился Петя. — Этот обжора может преспокойно угощаться в столовой и толковать с шеф-поваром о моем ПУПе…
Но ни в кухне, ни в столовой Мякиша не оказалось.
— А-а! — спохватился Петя. — Все понятно! Непоседа, за мной! — скомандовал Петя, и оба побежали к зданию столичной полиции, которое возвышалось на главной площади Перевертайзо.
Только теперь он понял, что Мякиш неспроста завидовал работе перевертайзовских полицейских, которые только и делали, что спали на своих постах. Конечно же, пластилиновый ленивиц о лучшей должности и не мечтал…
Скоро они очутились возле столичной полиции. Вокруг здания и внутри было тихо и спокойно, словно в городе уже сто лет не было никаких происшествий и безобразий.
— Кто вам не нужен? — спросил их у дверей сонный полицейский.
— Ты нам не нужен, — ответил Петя. — Нам нужен пластилиновый Мякиш, наш четвертый друг.
У дверей начали собираться проснувшиеся от шума разные полицейские чины. Они зевали, потягивались и возмущались поведением незваных пришельцев:
— Вы оторвали нас от важных… подушек!
— Что за новые порядки!
— Шумите в стороне!
— Вы мешаете работать нашему начальству! — ворчали сонные полицейские.
Но Петя решительно заявил:
— Отдавайте нам нашего Мякиша!
— Нет у нас никакого Нетакиша!
— Нет, есть!
— Нет, нет!
— Я буду жаловаться властям!
— Пожалуйста! — обрадовались полицейские и выволокли огромную книгу жалоб. — Чем больше на нас жалоб, тем лучше.
В эту минуту из здания полиции выкатился радостный Непоседа и жестами стал звать Петю за собой, обратно в помещение. Растолкав полицейских, Петя побежал вверх по лестнице. В коридоре с длинной ковровой дорожкой он остановился и прислушался.

Непоседа, Мякиш и Нетак

Во всем здании воздух был густым от храпа и дрожал как холодец. Хотелось разгребать его руками. Немного тише было возле кабинета главного начальника.
Здесь не разрешали громко храпеть, чтобы не отрывать руководителя от сна.
Петя решительно распахнул дверь кабинета, и все сразу прояснилось. Под сверкающим стеклянным колпаком на шикарной министерской кровати ногами на подушке спал Мякиш.
Непоседа взял такой большой разгон, что не смог притормозить у колпака и стукнулся прямо о стекло.
Дзинь-передзинь!.. — зазвенело по всему зданию, и колпак рассыпался на мелкие осколки. Петя немедленно стащил Мякиша с постели, сунул его за пазуху и помчался вниз по лестницам. Непоседа летел вслед за ним.
Через минуту весь город знал, что украли нового начальника полиции.
Пробежав два квартала, Петя остановился.
— Зачем ты это сделал? — спросил он Мякиша, вытряхивая из него остатки сна. — Зачем ты побежал в полицию?
— У меня на это было много причин, — зевая, ответил Мякиш. — Во-первых, я в полиции выяснил, что наш Нетак пошел на стадион.
— И ты не побежал за ним?!
— Я не мог. Потому что, во-вторых, мне предложили должность начальника полиции и я должен был занять эту должность и немедленно приступить к исполнению служебных обязанностей.
— Но ты же спал, как сурок.
— Спал, — согласился Мякиш. — А ты видел, Петя, какая у меня была кровать? Мечта, магнит!
— Все равно ты должен был сперва бежать за Нетаком, ты должен был себя побороть!
— А меня поборола кровать. Она оказалась сильнее…
— Да что с тобой, соней эдаким, говорить! — махнул рукой Петя. — Сейчас же бежим на стадион! Вперед!


Глава одиннадцатая, в которой описывается великий праздник на стадионе Перевертайзо и рассказывается, где и как был найден Нетак

По всему городу, словно ветер, носились звуки духовых оркестров. Крики «ачхи» долетали до других планет. И все эти звуки неслись со столичного стадиона, в чаше которого разместилось почти все население Перевертайзо. Жители столицы сидели один на другом, на одном лежачем сидело трое. Разобрать, где чьи руки и ноги, было невозможно. На любом рынке, на любой толкучке было в тысячу раз больше порядка, чем на перевертайзовском стадионе.
«Не потерять бы мне здесь Непоседу и Мякиша!» — подумал Петя, ни на секунду не выпуская из виду своих малышей.
Непоседа и Мякиш, в свою очередь, боялись оторваться от Пети, поэтому каждую минуту хватались за его штанины.
Когда же в воротах стадиона их втянуло в поток идущих и закружило, словно в водовороте, Петя больше не стал раздумывать: он схватил Непоседу и Мякиша и затолкал их в свои карманы. Дальше он шел по течению, куда несла его река колючих, твердых, угловатых нетаковцев. Кое-где приходилось, в полном смысле слова, ходить по головам, и Петя с содроганием слушал, как хрустят под его башмаками твердые упрямцы. Однако ни одной жалобы он от них не услышал. Видимо, хождение по головам здесь было тоже делом обычным и, главное, безболезненным.
Неизвестно, чем бы закончилось для гостей хождение по стадиону, если бы перед ними неожиданно не вырос почетный гражданин Большой Нетаки — сам Нетактак Наоборото. Разбросав навалившихся на него соотечественников, он поднялся и, расставив руки, воскликнул:
— Кого я вижу! Неуважаемые гости, для вас приготовлена особая ложа! — И он указал на десятиместную ложу, в которой стояло, лежало и сидело больше сотни нетаковцев.
Орудуя руками и ногами, Нетактак Наоборото мигом очистил ложу и втащил туда гостей. Теперь Петя спокойно мог разглядеть все, что происходило на поле. Непоседа и Мякиш выползли из Петиных карманов и удобно устроились на его коленях.
Посреди поля стояла большая печь, по форме напоминавшая огромную бутылку. В ней на машинах и тачках подвозили дрова и уголь, а из ее трубы-горлышка к небу поднимался курчавый столб дыма.
— Что ж это они, печь их будут? — спросил Петя, показывая на колонны юных нетаковцев.
— Зачем печь? Закалять! Все они пройдут в этой печи закалку, и тот, кто не сгорит, получит диплом и звание полного нетаковца.
Петя ничего не ответил и только почесал затылок. Нетактак Наоборото начал нервничать и ерзать на стуле.
— Все не так! Все неправильно делают! — ворчал он. — Надо побольше, побольше дров класть! — Наконец он не выдержал и, перескочив через барьер ложи, побежал на поле.
Там он, не задумываясь, вскочил в печь. Оттуда полетели искры, а за ними выбежал и он сам. Растолкав кочегаров, Нетактак Наоборото схватил лопату и яростно стал забрасывать в печь уголь.
Непоседа, который вертелся на Петином правом колене, всплеснул своими ладошками и грустно пропел:
— Как же мы Нетака здесь отыщем, Если тут нетаков этих тыщи?!
— Не знаю как, а только бегите и ищите! — приказал Петя и столкнул с колен своих маленьких друзей.
Непоседа и Мякиш тотчас же затерялись в кишащем море нетаковцев. Между тем колонны, выстроившись по росту, приближавшись к печке-бутылке. Оркестры замолкли в ожидании торжественной процедуры. Успокоились и нетаковцы: замерли, замолчали.

Непоседа, Мякиш и Нетак

Чумазый, перемазанный углем Нетактак Наоборото выбежал на середину поля и заорал:
— Внимание, внимание! Великое торжество начинается! Жители Большой Нетаки, сегодня наша планета получит сотни новых полноценных нетаковцев, которые в огне не горят и смогут устоять перед любым правилом и законом, исполнив его, как полагается, наоборот! Да здравствует новое пополнение! Да здравствует все, что наоборот!
Трибуны стадиона задрожали от мощного чихания. Грянули оркестры, и из тысячи глоток вырвались слова гимна:
Славься, славься все, что не так!
Всякий, кто так, — нарушитель и враг!
Правил не зная, живет наш народ,
Славься же, славься наоборот!
Только теперь Нетактак Наоборото покинул поле стадиона и побежал к своей ложе.

Непоседа, Мякиш и Нетак

Колонны юных нетаковцев помаршировали прямо в открытую пасть печи. Дым из трубы повалил, как из домны, а из противоположного отверстия печи начали появляться уже закаленные нетаковцы — полные нетаки. Они выкатывались, как испеченная картошка: почерневшие, дымящиеся, покрытые синеватой окалиной. Сталкиваясь друг с другом, они издавали звон, как первосортная сталь, и долго еще над их головами вился дымок. Важные чиновники тут же вручали им дипломы, напечатанные на металлических листах. Такой диплом не рвался, не мялся и не ржавел.
Петя уже давно перестал наблюдать за этим зрелищем. Глаза его пристально разглядывали тесные ряды стадиона, пытаясь отыскать Непоседу и Мякиша. Но разве можно в такой гуще увидать маленьких человечков? Петя уже стал волноваться, как вдруг в одном из проходов поднялась сутолока. Кто-то кого-то тащил вверх прямо к его ложе. Вскоре Петя все понял. «Ура!» — чуть было не закричал он. Непоседа и Мякиш тащили к нему упиравшегося Нетака. Через минуту все трое были у его ног. Упрямец Нетак продолжал вырываться и даже виду не подавал, что знает Петю и своих старых друзей, Непоседу и Мякиша. Он выкручивал им руки и не переставая трещал:
— Так-так, не так! Так-так, не так!

пожар

Петя хотел помочь друзьям. Он протянул к упрямцу руки, но тут же воскликнул:
— Кого вы притащили?! Это же совсем не наш Нетак! Неужели вы этого не заметили?
Непоседа грустно посмотрел на свои длинные руки и прозвякал:
— Ра… растянул мне, гадкий, все пружинки,
Мне не обойтись уж без починки!
Мякиш с трудом отцепился от трескучего нетаковца и промямлил:
— А мне он вон сколько вмятин оставил…
Почувствовав свободу, трескучий нетаковец перескочил через барьер трибуны и покатился вниз прямо по головам своих соотечественников.
Непоседа и Мякиш сразу приуныли. Нетактак Наоборото ни разу не взглянул в сторону своих гостей. Он внимательно наблюдал за процедурой закалки юных нетаковцев и не переставая ел мороженое: сливочное, пломбир, фруктовое. Как только он долизывал порцию, ему тут же, прямо под язык, подсовывали другую.
— Что же вы расселись?! — возмущенно сказал Петя Непоседе и Мякишу. Бегите снова искать!
— Мы больше не можем, — сказал Мякиш. — Если они увидят, что мы украли еще одного нетаковца, нас разорвут на части. Мы и так чудом уцелели.
— Ага, м-мага! — промычал заика Непоседа.
— А я знаю, что делать! — сказал Петя, снимая с себя куртку. — Вот возьмите ее и как только найдете нашего Нетака, накрывайте и, как в мешке, тащите сюда. Никто не узнает, кого вы тащите.
— Отличная мысль! — прошамкал Мякиш и взялся за один рукав куртки.
Непоседа схватился за второй, и они поволокли ее вниз по проходу.
На этот раз Пете долго ждать не пришлось. Не прошло и пяти минут, как Непоседа и Мякиш притащили Петину куртку. Она дрыгалась, точно живая, и норовила вырваться из рук Непоседы и Мякиша. Не видя, кого тащат человечки, нетаковцы даже помогали им.
— Молодцы! — похвалил друзей Петя. — Надеюсь, теперь-то вы не ошиблись?
— Не… нет! — сказал Непоседа и, глядя на Петю, пропел:
— Са… сам вскочил он в куртку, между прочим.
По тебе соскучился он очень!
— И по нас, — утомленно зевая, сказал Мякиш.
Петя засунул руку под куртку, как это делают фотографы, заряжая фотоаппарат, но с криком «ай!» сразу же выдернул ее.
— Ай, ай, горячо! Смотрите, моя куртка дымится!..
Куртка тотчас же развернулась, и вместе с дымом из нее вывалился горячий нетаковец, только что прошедший торжественное испытание.
— Эх, вы! — безнадежно махнув рукой, сказал раздосадованный Петя. — Снова не того притащили!
— Та… так никто же его не звал.
Са… сам он в куртку забежал, — пропел Непоседа.
— Ну да, — вздохнул Мякиш. — От такого испытания не только в куртку забежишь, а и в речку прыгнешь…
Петя не выдержал и, повернувшись к Нетактаку Наоборото, сказал:
— Это же безобразие! У нас сбежал один человечек, а ваша полиция палец о палец не ударила. Сонные мухи у вас, а не полицейские!
— Да-а, — самодовольно протянул Нетактак Наоборото, выковыривая языком изюминку из пломбира. — Мои полицейские, когда не надо, очень бдительно спят.
— Но ведь этот человечек — гражданин другой планеты, он не имеет права оставаться здесь! — возмутился Петя.
— Почему же, у нас свободная планета: кто хочет, пусть остается. Мы можем всякому дать прибежище, только умел бы он ходить на голове и делать все наоборот…
Разговор этот не закончился, потому что Непоседа и Мякиш вдруг радостно вскрикнули и кубарем покатились вниз, прямо на поле стадиона. Потом они во весь дух побежали к печи, в которую заходил уже последний нетаковец.
Петя заметил, как вслед за этим последним отчаянно бросился в печь Непоседа и через секунду вытащил из нее наполовину обуглившегося нетаковца.
Петя понял: на этот раз Непоседа и Мякиш не ошиблись. Он не стал дожидаться, пока притащат в ложу беглеца, и сам побежал друзьям навстречу.
— Вперед! За мной! — приказал он подбежавшим к нему человечкам и начал проталкиваться к выходу, расчищая для них дорогу.
К счастью, торжество кончилось, зрители были очень возбуждены, и никто не обращал на них внимания. Над стадионом стояли тучи серого дыма, а рядом с бегущими друзьями все время попахивало обугленным деревом. Это было явным доказательством, что теперь с ними был именно деревянный, а не какой-нибудь другой Нетак. Сначала его не приходилось тащить, он сам бежал как от огня. И это было именно так.
Спустя несколько минут весь экипаж был возле своего вездехода-везделета. Еще через минуту все сидели в кабине. Петя включил мотор, и ракета легко и стремительно оторвалась от планеты. В космосе она тоже очутилась легко: мотору помогала какая-то непонятная сила.
Оказывается, Большая Нетака не имела притяжения. Здесь даже это явление происходило наоборот. Все правильное и хорошее отлетало от Большой Нетаки как горох от стенки.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: