Домовенок Кузька-16: Путешествие домовёнка Кузьки — Галина и Татьяна Александровы

Страница 1 из 6

Путешествие домовёнка Кузьки (сказка)



Глава 1


Обычные дела

домовёнок Кузька у домикаКузя, маленький домовеночек, был не просто домовеночком. Он был самым лучшим домовеночком на свете. Так думал сам Кузя, так думали и все его друзья. Конечно, может ли быть у простого домовеночка волшебный сундучок? И может ли жить простой домовенок в самом лучшем доме на свете — ярком, новом, с красивыми русалками на ставнях? У Кузи был волшебный сундучок и хозяйничал он в лучшем домике на свете. Только он и не думал важничать. Кузя был очень домовитым, а потому целыми днями только и делал, что всем помогал.
Помогал Кузя своим хозяевам — то полы подметет, то горшки начистит, то коняшке гриву колоском заплетет. Хозяева на своего домового не могли нарадоваться. Хорошо в доме, уютно. И всегда — радостно. Да как и не быть радостно, когда в их доме сундучок с радостью хранится?
Стенки у сундука хоть и кованые, да тонкие. Радость сквозь них так и протекает. Слякоть ли на улице, мороз ли, а в доме знай пироги пекутся да песни поются. А от такого счастливого дома и вся деревенька счастьем заражается.
Заедет случайный путник в деревеньку и дивится — не нарадуется. Все-то домики опрятные-аккуратные, во саду-то цветочки-лепесточки. А жители все румяные да приветливые. Парни все в красных рубахах, а девушки — в голубых сарафанах. Как пойдут вечером за околицу хороводы водить да песни петь — сердце радуется. И идет эта радость по всей земле.
Попытался как-то злой волшебник украсть эту радость, да только не получилось у него ничего. Кузя собрался со своими друзьями и спас землю от слез и печали.
И за все за это его все любят и уважают, а хозяева ему всегда блюдечко с медом оставляют, чтобы он мог и сам полакомиться и гостей-домовых угостить.
Так и жил Кузенька, поживал в своем лучшем на свете домике на зеленой полянке. Встанет утром рано с первыми петухами и тянет маленькую хозяйку за косу:домовёнок Кузька и гусенница в огороде

— Вставай, лежебока! Полы не метены, обед не сварен! А на таких-то харчах мы до осени не протянем!
Вставала девочка Анютка, росой умывалась, пояском обвязывалась и ну по горнице плясать, да дела все делать. А работа у нее в руках кипит-спорится. Тут и бабушка Настя проснется-потянется. Посмотрит на внучку, порадуется:
— Уж и за водой сходила? Вот егоза! Умница, внучка!
А Кузька уж сидит у коня на спине и гриву ему чешет. Придет хозяин коня запрягать да в поле ехать, глядь — конь уж сытый да веселый, с копытца на копытце перескакивает и глазом весело косит. Сам на работу просится!
Уйдут все в поле, а Кузька в огороде. Раздаст щелбанов прожорливым гусеницам, да гладит-тянет капустные листочки, чтобы быстрее росли.
К обеду проголодается наш Кузя, устанет. А уж бабка Настя пирог румяный из печи вынимает. Кузин любимый, с творогом. Сядет Кузя на перекладинку под столом и пирогом лакомится. А пирог — вкуснющий, такого Кузя и у Бабы-Яги в гостях не едывал.
Так и жили-поживали потихонечку. Иногда у Кузи был выходной от домашних дел и тогда он шел в лес, навестить своих старых друзей. Побродит он по лесным полянкам, походит, да набредет на своего дружка — маленького лешонка Лешика. И давай они с ним всякие забавы выдумывать. То белке орешки помогут на зиму хорошенько спрятать, то ручейку дорожку от листьев-веточек очистят, то маленького птенца-несмышленыша в гнездо родителям вернут.
Иногда ходили на речку, с русалками в салки играть. Только с ними тяжко было: они нырять-плавать любят, а у Кузьки голова тяжелая, мохнатая. Нырнет он за русалками, а назад всплыть не может. Голова у него под водой останется, а лапти наружу торчат. Вот он барахтается, ногами сучит, пузыри пускает, а вынырнуть не может. Тогда добрый дядька Водяной его на бережок песчаный волной выплеснет. Сидит Кузя, от воды икает. Рубаха мокрая, лапти чавкают, а в волосах лохматых маленький лягушонок запутался — квакает и язык показывает.
А русалки-проказницы знай смеются-заливаются. Треплют Кузю, щекочут, да приговаривают:
Домовенок, домовенок,
Словно маленький ребенок:
В речку быструю нырнул
И чуть-чуть не утонул!
Кузя послушает их, послушает, махнет рукой и уйдет от них подальше в лес. А подальше в лесу Баба-Яга живет. Скучает она по Кузьке — некому пироги в ее доме для хорошего настроения есть. Печка плачет-расстраивается:
— Все я пеку-жарю, а толку никакого! Хоть бы гостей ты, Баба-Яга, пригласила!
— Да кто ко мне в гости пойдет? — причитала Баба-Яга. — Все меня боятся.
— Сама виновата, — обижалась печка и начинала кислые пироги да ватрушки без творога печь.
Кузя хоть и обижен был на Бабу-Ягу за ее с ним обращение, но добрый он был, а потому жалел и Ягу, и печку. Приходил иногда к ней в гости в дом для хорошего настроения, чаю попить, и Лешонка с собой приводил.
Рада была Баба-Яга радешенька:
— Яхонтовые вы мои! Изумрудненькие! Навестили, не забыли бабку старую! Сейчас я вам пирожка сладенького дам, да киселек медовый налью!

домовёнок Кузька Лешик и Баба Яга

Но надолго они у бабки не задерживались. Стара она стала, и настроение у нее и в этом доме стало портиться быстро. Поэтому выпивали они всего по три чашки душистого чая и в дорогу собирались. А Баба-Яга им еще и в дорогу сладостей давала. Завяжет в узелочек, повесит на посошочек и отдаст Кузе. Кузя котомочку на плечо и по дорожке в деревню. Лешонок проводит его до опушки и долго вслед лапкой машет.
Так жил и поживал Кузя, и день шел за днем, а год за годом.


Глава 2


Большой мир

домовёнок Кузька скучаетТолько вот стал Кузя все чаще скучать и грустить. Встанет он с утра, а Анюту будить неохота. Пойдет в конюшню, а конь ему некрасивым покажется. Испечет бабка Настя пирог, а есть его Кузя не может. Приходили к нему друзья и думали, не заболел ли домовенок? И малинового варенья ему приносили, и травы заваривали, и в шерстяном носке спать заставляли. Только все это было напрасно — Кузя все грустнее становился, все задумчивее. И никуда-то он не ходит, ни с кем не играет. Сидит, щеку рукой подперев, да в окно смотрит.
Увидят его грустное личико издалека русалки и ну плескаться в речке, хвостами брызги поднимать. Мол, иди к нам, в салки поиграем! Не смотрит в их сторону Кузя, не хочет играть.
Придет к нему в гости Лешонок, принесет пирогов от Бабы-Яги да лукошко орешков от белочки. Начнет последние лесные новости рассказывать, а Кузя его не слушает. Расстроится Лешонок, позеленеет еще больше и в лес бредет.
Пополз слух по всему лесу, по всем деревенькам, что напала на Кузю тоска зеленая. Узнала дорогу к его дому, подкралась ночью и свила гнездо у него под сердцем. Дошел слух этот до родной Кузиной деревни, где домовенок раньше со своими друзьями и родственниками жил. Узнал об этом и друг его старый Вуколочка. Собрался в дорогу и вскоре пришел в погрустневший домик Кузьки.
Посмотрел Вуколочка на дружочка своего закадычного и не узнал сперва. Похудел Кузя, осунулся, ручки как плети висят, а глаза, как дождик, серые. Взял Вуколочка Кузю за руку и, как тот ни упирался, вытащил его на крутой речной бережок — закатом любоваться.
Смотрели они долго, как солнышко за лес садится, как тучки золотые за край неба бегут. Молчал Кузя и горько вздыхал. А потом и говорит:
— Эх, хорошо быть солнцем или тучкой — можно за край земли заглянуть.
И понял тогда Вуколочка, что просто заскучал его друг без приключений. Как не заскучать? Злые волшебники угомонились, никто больше не вредничает, зло не творит. Жизнь идет чередом, зима сменяет лето. А Кузе настоящей сказки хочется. Спросил Вуколочка у друга, правильно ли он догадался? Кузя голову повесил и говорит:
— Так и есть. Хочу новенького и интересненького, а где его взять? Все вокруг знакомое, все вокруг — мое. Так и помру от тоски зеленой.
Вуколочка думал, как же друга своего развлечь, и придумал. Взял и рассказал ему, что на самом деле мир большой-пребольшой. И есть на свете, кроме их деревенек и леса, еще много интересного и волшебного. Есть другие деревни и еще — города, в них другие люди живут и по-другому. Есть люди, у которых даже печки нет, а изба круглая. Посреди избы огонь горит, а на улице — всегда зима и всегда ночь. А есть еще люди черные, как в ваксе перемазанные, и ходят они зимой и летом совсем голые, потому что у них жарко. И черные они потому, что они к солнцу ближе всех живут, вот и обгорели, как в печке.
Слушал Кузька друга, раскрыв рот, а потом и говорит:
— Откуда ты это все знаешь? Поди, придумал сам!
— Ничего я не придумывал! — обиделся Вуколочка. — Просто приходил к моим хозяевам гость. Он везде бывал и все видел. Он это и рассказывал.
Удивился Кузя, задумался. А потом как заулыбается-запляшет.
— И я тоже пойду далеко-далеко и увижу, что никто никогда не видел! А потом вернусь и вам расскажу!
Решить-то он решил, а как пойдешь далеко? Людям хорошо, у них ноги вон какие длинные! Шагнул разок, шагнул другой — глядь, а ты уже на другой стороне света, куда солнце по ночам спать уходит. А у Кузи ножки короткие, шажки маленькие. Куда с такими дойдешь? Только до Страшного леса, где злое эхо живет и мох-бородун. А там тебя ночь догонит, сон сморит и усталость повалит. Далеко ли так уйдешь?
Опять загрустил Кузька пуще прежнего. Лежит целый день за печкой, нос не высовывает. Только слышит раз между хозяевами разговор. Оказалось, что хозяин на ярмарку собрался, горшки продавать, пряники покупать, людей посмотреть да себя показать. А до ярмарки далеко — день на телеге, да еще ночь — на коне. Обрадовался Кузька — вот кто его до большого мира довезет!
Подскочил он со своей лежанки и давай в путь-дорогу собираться. Причесал ладошкой свои лохматые волосы, протер кулачками свои заспанные глазки, положил за пазуху краюшку хлеба, а к сундучку своему приделал лямки-держалки. Сундучок Кузя не мог дома оставить без присмотра — украдут-потеряют, что потом делать? Да и на свете много сказок без присмотра ходят-бродят. Может, согласятся у него в сундучке жить, людей веселить?
Собрался Кузя, со своим хозяйством попрощался, на три стороны поклонился да пошел к возу с горшками, что уж у ворот стоял. Забрался по длинному лошадиному хвосту на возок и стал искать себе жилище временное поуютней. Нельзя домовому без домика, хотя бы и временного. А то как путешествовать? Того и гляди ветер сдует или веткой случайно смахнет по дороге — что делать тогда?
Стал Кузя по возу прохаживаться, осматриваться, горшки ручками оглаживать да примериваться — который из них ему больше всего подойдет? Домик для Кузьки на время должен быть тоже самым лучшим на свете.домовёнок Кузька едет на повозке с кувшинами
Подойдет к одному кувшину Кузенька, постучит по нему ножкой:
— Нет, не годится! Мой звонок, как колокольчик, а этот гудит, как старая корова!
Идет дальше, горшок руками охватывает:
— И это не он. Мой кувшин должен меня поместить да еще для гостей места оставить. А в этом мышонок удавится.
Видит третий горшок.
— А в этом только поросятам еду готовить, а не домовенку жить — уж больно он простой.
И вот глядит Кузька и видит: стоит перед ним не горшок, а чудо чудное. Сам большой да пузатый, стеночки звонкие да прочные, а расписной — как пряник мятный. Кузька аж рот открыл-засмотрелся.
— Ну, горшок — всем горшкам горшок! Людям на загляденье, домовым на зависть. Тута я и жить стану, пока до ярмарки не доберусь!
Сказано — сделано! Взвалил Кузя свой сундучок на спину и полез в горшок. Пыхтит, ползет, за витушки-узорчики цепляется, ножками упирается. Залез на вершину кувшина, осмотрел мир с его высоты. Хорошо-то как! Поля-луга расстилаются, по ним туман пробирается, роса блестит, а солнышко розовое из-за деревьев поднимается, спросонья глаза трет.
— Эх, красотища! — сказал Кузя, зажмурился да как прыгнет в кувшин!
А в кувшине мягонько сенцем дно было выстлано, будто здесь Кузьку поджидали. Это хозяин позаботился, чтобы кувшин на кочках не разбился, до ярмарки цел-невредим остался.
— Ну, теперь и ехать можно! — сказал Кузя.
И не успел он так сказать, лошадка копытом стукнула по земле, тележка дернулась и поехала. Хорошо стало Кузе, радостно. Но вскоре укачался он на кочках-дорожках и сладко уснул.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: