Катя в Игрушечном городе — Галина и Татьяна Александровы

Страница 7 из 8

Катя в Игрушечном городе (сказка)



«НЕ СТОЙ ПОД ГРУЗОМ!»

— Ну вот. Когда я был большим и работал на свежем воздухе (а это так приятно — быть большим и работать на свежем воздухе), я строил высокий красивый дом.
А нужно вам сказать, что как только дом построен, или, проще говоря, как только объект можно сдать в эксплуатацию, всегда бывает праздник. Я-то об этом знал. Ведь на меня уже давно (на месте дома ещё была глубокая яма) надели плакат «Сдадим объект к празднику!».
И, конечно, со мной всё время был ещё один плакат, мой самый любимый…
— «Не стой под грузом!» — догадались игрушки.
— Приятно иметь дело с умным народом! — продолжал Подъёмный кран. — Вот именно. «Не стой под грузом!» Проще говоря, не мешай работать и не суйся туда, где опасно.
И вот наступил праздник. Я был весь в плакатах. На стреле разноцветные лампочки. Над головой флаг, как на корабле.
Я стоял и ждал, когда же вокруг меня соберутся люди, возьмутся за руки и запоют:
Будь здоров, Подъёмный кран,

подъемный кран

Наш могучий великан!
Но люди почему-то шли мимо. Даже музыка с золотыми трубами не остановилась около меня. А ведь я построил такой красивый дом!
И вдруг я понял, в чём дело. Ведь на самом виду я держал свой любимый плакат «Не стой под грузом!». Люди видели его и, ничего не поделаешь, шли мимо.
Я остался один. На стройке было тихо и пусто. Дом сверкал умытыми стёклами. Его уже не строили, но в нём ещё не жили. Только под крышей носились две ласточки.
И тут я увидел, что ласточки не просто носятся — вира-майна, вверх-вниз, — а работают. Достраивают дом под той самой крышей, которую я недавно поставил. Таскают в клювах глину и травинки. Прилаживают их к своему гнезду и опять вниз — за глиной и травинками, проще говоря, за строительным материалом. При этом они успевали ещё и щебетать и ловить на лету всяких там комаров и мошек.
Но вот они перестали щебетать. Устали, наверное.
И я подумал: «Маленькие ласточки выбиваются из последних сил, а могучий Подъёмный кран стоит рядом и бездельничает. Разве это хорошо?»
Тогда я опустил стрелу, подцепил самую замечательную соломинку (я давно заметил её с высоты), осторожно понёс её под крышу и передал птицам, как говорится, из рук в руки, то есть из крюка в клюв.
Дом был готов, и у ласточек тоже наступил праздник. Но они не улетели.
Будь здоров, Подъёмный кран,
Наш могучий великан! —
щебетали они.
Внизу, у самых моих ног, кружились бабочки и пчёлы, у колен — воробьи, у пояса — голуби, а выше всех, под самой стрелой, вились ласточки. И нужно же было так случиться, что прямо за мой крюк зацепилась огромная связка разноцветных воздушных шаров.
«Не стой под грузом!» — кричал я, размахивая шарами.
«Мы не стоим! — отвечали пчёлы, бабочки и птицы. — Мы летаем!»
До чего ж всё-таки приятно быть большим и работать на свежем воздухе!


УДИВИТЕЛЬНЫЙ ДОМ

— Что должна делать дочка Подъёмного крана? Как, по-твоему? — спросил девочку Подъёмный кран.
— Строить! — обрадовалась Катя и захлопала в ладоши.
— Не угадала! — сказал Подъёмный кран. — Для этого у тебя есть папа. Ты должна жить в самом удивительном доме.
И Подъёмный кран приступил к делу:
Вира-майна! Майна-вира!
Стройся, Катина квартира!
Он быстро ставил кубик к кубику, кубик на кубик. И тут все увидели странную вещь: Подъёмный кран стоял прямо в доме, который строил. «Наверное, так надо, — думали игрушки. — Ведь он строит не простой дом, а такой, где сам будет жить».
Всем было интересно, в каких домах живут подъёмные краны. Там, конечно, будет огромная дверь, высотой с Подъёмный кран. Ведь в простую дверь великан не пройдёт даже по частям, в разобранном виде. Да и что за удовольствие каждый раз, идя домой или выходя из дому, просить, чтобы тебя разобрали на части, пронесли эти части в дверь, а потом опять собрали. И, конечно же, в новом доме будет крохотная дверца для Кати, чтобы девочка сама открывала её и закрывала.
Но Подъёмный кран строил совсем удивительный дом, без окон и без дверей. Дом уже дошёл ему до пояса, как вдруг кончились кубики.
— Техника простаивает! — кричал великан.
— Знаешь что? — сказала Ваньке-Встаньке Мартышка. — Эта башня и этот мостик стоят, наверное, уже тысячу лет. Надоело на них смотреть. Давай их сломаем! Алле-гоп! Вот и кубики!
Потом сломали ещё мостик, и ещё башню, а потом Ванька-Встанька вздохнул, разобрал свой гараж и повёз кубики на стройку.
— Кубики! Мозаику! — требовал Катин папа.
— Иго-го! — заржала Лошадка. — Берите конюшню! Для Кати ничего не жалко.
— И наш домик ломайте! — крикнули матрёшки.
— Дорогие дети! — учил Пингвин пингвинят. — Когда Ванька-Встанька приедет за нашими кубиками, не забудьте сказать ему «пожалуйста»!
Потом в стену запихнули Бобикову конуру и курятник.
— Ах, радость! Червяк нашёлся! — послышался голос Курицы. — Ах, беда! Курятник пропал! — И она упала без чувств.
Дом был почти готов. Из него торчала только макушка Подъёмного крана.

девочка Катя

— Скорее! — командовал он. — Ставьте крышу!
Мартышка — алле-гоп! — перевернула вверх дном Мишкину корзинку, вытряхнула оттуда перину, одеяло, подушку, книжку, вскарабкалась на самый верх, нахлобучила корзинку на дом, посмотрела вниз на свёртки, узлы, кровати и восхитилась:
— Красота!
— Не нужно мне такого дома, — плакала Катя. — Ведь у Лошадки нет больше конюшни, у Бобика конуры…
— Ура! — перебила её Мартышка. — Я придумала. Мы все будем жить в этом доме! Мы превратим его в конюшню! В собачью конуру! Лезьте сюда!
Что такое? Из дома послышался плач:
— Ой-ой! Тут темно! Тут тесно! Хочу на свежий воздух!
— Подъёмный кран, не плачь! — строго сказал Ванька-Встанька. — А то заржавеешь.
Вдруг дом зашатался и со страшным грохотом рухнул. Мартышка чудом успела спрыгнуть вниз.
От грохота проснулась даже старая кукла Акулина Мирмидонтовна:
— Батюшки! Что-то стряслось. Неужто землетрясение?
— Нет, бабушка! — успокоили её игрушки. — Это мы играем в дочки-матери.
— Играйте, деточки, играйте! — И старая тряпичная кукла опять уснула на своём сундучке.
— Когда я был большим и работал на свежем воздухе, — вспоминал Подъёмный кран, глядя на груды обломков, валявшиеся кругом, — кажется, у меня в кабине кто-то сидел. Да-да, сидел и показывал, что надо делать.
Катя тут же залезла в кабину. Она показывала Подъёмному крану, что делать. Все весело принялись разбирать развалины и строить новый Игрушечный город.
— Вира! — кричала Катя Подъёмному крану, и тот с удовольствием её слушался. — Майна! Мишка, не стой под грузом! Вира!


СПОКОЙНОЙ НОЧИ!

Наступила ночь, а город ещё не совсем достроили. Только Курица с цыплятами спала в курятнике. Остальные игрушки бегали по улицам.
— Позвольте спросить, — сказал Пингвин, — долго ли так будет продолжаться? Подъёмный кран, будь любезен, уложи их спать.
— Не поймаешь! Не поймаешь! — кричали игрушки.
Но Подъёмный кран не обращал на них внимания. Он подцепил крюком большую кровать матрёшек и, не уронив ни одной подушки, поставил её рядом с коробкой. Лошадка проводила глазами свою попону, а Зайчик с ужасом увидел, как по воздуху плывёт подушка, зелёная в красный горошек. И вот все постели оказались рядом.
— Красота! — восхитилась Мартышка. — Будем спать на свежем воздухе!
Всем сразу захотелось спать. Лошадка укрылась попоной. На попоне тут же устроилась Мартышка.
— Эй, вы! Смотрите! — крикнула она. — Я сплю верхом!

обезьянка и лошадка

Пингвин выключил свет и пожалел, что нет выключателя для шума.
— Когда спишь, — вслух размышлял Зайчик, — время так и мчится. А когда удираешь от кого-нибудь, оно ползёт, как улитка. Почему так?
— Ррразговорчики! — зарычал Бобик. — Ррразорву!
— Иго-го! — заржала Лошадка. — Знаете, кого я вижу во сне? Голубых лошадок!
— И я! — завопила Мартышка. — И я вижу во сне голубых лошадок!
— Чужие сны подсматриваешь, негодница! — ахнули матрёшки.
Тут Пингвин не выдержал и решил навести порядок.
— Не только играть, но и спать нужно по правилам, — сказал он. — Ну-ка, детки, какие хорошие, вежливые слова надо сказать, чтобы все спокойно уснули?
— Приятного аппетита! — закричали пингвинята. — Будьте здоровы! Извините, пожалуйста! Ни пуха ни пера! Милости просим!
Вежливых слов было так много, что игрушки не поняли, от какого из них они уснули. Но очень скоро всех разбудил Зайчик:
— Ой-ой! Мне приснилось, будто я в коробке, а этот противный крюк всё-таки поймал меня и потащил! Я его боюсь! Я всегда от него убегаю!
— Чудак-русак! — сказал Ванька-Встанька. — Если так, то не видать тебе дочки Кати.
— Ай-яй-яй-яй! — отчаянно заплакал Зайчик.
Катя встала и бросилась к нему. Подушка у Зайчика промокла от слёз.
— Игрушечки, милые! — попросила девочка. — Пускай Зайчик больше не лезет в коробку.
— С вашего позволения, — сказал Пингвин, — я уступаю ему свою очередь.
— И я! — закричала Мартышка. — И я уступаю ему твою очередь!

заяц на подушке

Никто не знал, что мудрый Пингвин собирается выйти из игры. «Как же я буду воспитывать Катю, — думал он, — если она (да-да, ничего не поделаешь!) так же умна, как я сам?»
Было решено, что утром Зайчик просто расскажет сказку и возьмёт Катю в дочки. Зайчик тут же перестал плакать, запрыгал от радости и запел такую песенку:
В лесу недолго до беды,
Но Заяц — не простак.
Умей запутывать следы
Вот так!
Туда-сюда петляет след,
Вперёд, назад и вбок.
Где Заяц был, там Зайца нет.
Прыг-скок!
— А теперь спи, — сказала Катя, когда Зайчик снова очутился на своей подушке. — Спокойной ночи, Заинька!
— А мне? — послышалось со всех сторон. — И мне «Спокойной ночи!»?
Всем пожелала Катя спокойной ночи. Даже Подъёмному крану. А Ваньке-Встаньке забыла. Он ведь всё равно не ложится.
— Ах, так! — обиделся Ванька-Встанька. — Поехали, Машина! Будем кататься до самого утра!
Бум! — наехали на что-то в темноте. «Гррр!» — и Ванька-Встанька вылетел из Машины.
— Караул! — закричал он изо всех сил.
Что тут началось!
— Гав-гав! Иго-го! Не стой под грузом! Батюшки светы! Бах! Трах! Ай-яй-яй! Охотники пришли! Спасите, пожалуйста, если это вас не затруднит!
Одна Катя не растерялась. Встала и зажгла свет. Посмотрели игрушки друг на дружку, и всем стало стыдно.
— Катя, я больше не буду, — всхлипнул Ванька-Встанька. — Только, пожалуйста, скажи нам с Машиной «Спокойной ночи!».
Катя пожелала Ваньке-Встаньке спокойной ночи, повернула выключатель, но свет почему-то выключился не весь, немножко осталось.
— Это луна взошла, — сказал Бобик. — Вы все, пожалуйста, спите, а я, как всякий порядочный пёс, должен её караулить. — И потихоньку запел:
Ночью во мраке
Лают собаки,
Лают собаки,
Глядят в вышину.
Злые грабители
Снова похитили,
Снова похитили
С неба луну.
Но похитителям,
Злобным грабителям
Мы не дадим
Ни покоя, ни сна.
Перепугаем,
Перекусаем,
И возвратится
В небо луна.
Долго пёс караулил луну, а заодно и спящих друзей.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: